?

Log in

No account? Create an account

Надежда Атаева

Страница правозащитника

Share Next Entry
Узбекистан: о практике фабрикации обвинения
nadejda_atayeva

ПРАВОЗАЩИТНИК ГАЙБУЛЛО ЖАЛИЛОВ ОБВИНЯЕТСЯ В СГОВОРЕ С ЦЕЛЬЮ ВЗРЫВА АЭРОПОРТАГОРОДА КАРШИ И ВОЕННОЙ БАЗЫ "ХАНАБАД"?

Правозащитника Гайбулло Жалилова обвиняют в подрыве основ конституционного строя Узбекистана и других тяжких преступлениях. Он публично высказал мнение о том, что мусульманам в этой стране не дают спокойно жить, и что президент и правительство ведут неверную политику в отношении ислама. Теперь ему грозит 20 лет лишения свободы. Несмотря на громкие заявления о виновности правозащитника, версия обвинения не подкреплена реальными доказательствами. Начался суд, вынесет ли он справедливый приговор?


Гайбулло ЖАЛИЛОВ (Gaybullo Jalilov), родился 24 августа 1964 года, по профессии повар. В составе Каршинского отделения ОПЧУ с 2003 года. Защищал жертв нарушения свободы совести. Благодаря его активной деятельности, ОПЧУ сформировал список лиц, преследуемых по религиозному мотиву в Каршинской области. Среди населения пользуется особым доверием. Гайбулло Жалилов посещал мечеть "Наво", совершал намаз и участвовал в беседах о религии, отчего и оказался на особом счету у правоохранительных органов.

5 сентября 2009 года правозащитник Гайбулло Жалилов был арестован. Его обвиняют по ст.155, часть 3, пункты "а" и "б" (терроризм); ст.156, часть 3, пункты "а", "б", "д" (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды); ст.159, часть 3, пункт "б" (посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан); ст. 161 (диверсия); ст. 242, часть 1 (организация преступного сообщества); ст. 244, прим. 1, часть 3, пункты "а" и "в" (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку); ст. 244, прим 2, часть 2 (создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях).

Вместе с Г. Жалиловым, в рамках этого уголовного дела, такое же обвинение предъявлено Содикову Уткуру, 1966 г.р., отцу троих детей, жителю г. Карши; Бобамуродову Юсуфу, 1971г.р., отцу троих детей, жителю г. Карши; Очилову Файзулле, 1973 г.р., отцу четверых детей, жителю г.Карши. Других участников процесса - Исмоилова Шухрата, 1974 г.р., отца четверых детей, жителя Чирокчинского района Кашкадарьинской области; Маджидова Тулкуна, 1972 г.р., отца четверых детей, жителя г. Карши; Нуриддинова Жамшида, 1978 г.р., отца двоих детей, жителя г. Карши - обвиняют по статье 241, части 2 уголовного кодекса Узбекистана (несообщение о преступлении или его укрывательство).

Методы фабрикации групповых уголовных дел

25 ноября 2009 года в областном суде Кашкадарьинской области начался судебный процесс по уголовному делу №1210, инициированному службой национальной безопасности (СНБ) Кашкадарьинской области 26 августа 2009 года. Всех семерых подсудимых привлекли к ответственности за то, что они якобы хотели взорвать аэропорт города Карши, учреждения силовых структур и военную базу «Ханабад».

При этом всё обвинение по сути опирается на сведениях о Жалолове Нажмиддине, Исмоилове Хабибулло, Жалолове Муроде, Шахобиддинове Камалиддине, Баходирове Амирсаиде, Салимове Гафуре, Бекмирзаеве Ахмаде и других гражданах Узбекистана, не подкрепленных доказательствами. По информации правоохранительных органов, эти люди в настоящее время находятся вне Узбекистана, а именно - в Пакистане, Афганистане и других исламских странах. По версии обвинения, все они, проживая за пределами Узбекистана, в 2000-2003 годах вербовали в Узбекистане людей для подрывной деятельности и насильственного устранения высокопоставленных лиц, представляющих законную власть. Им приписывают также открытые призывы к незаконным действиям, а также распространение материалов с призывами сепаратистского толка, не указывая содержание этих призывов. Жалолов Нажмиддин, Бекмирзаев Ахмад и Бахадыров Амирсаид в рамках уголовного дела №1210 проходят как лица, привлекавшие, по заданию названных выше соотечественников-эмигрантов, сторонников для дальнейшей отправки их в лагеря подготовки «Аль-Каиды», которые находятся неподалеку от границы Казахстана. Якобы именно с этой целью Бекмирзаев А. с 2003 года ездил по областям Узбекистана в поисках единомышленников среди тайных религиозных экстремистов, таких как Казакбаев Ф., Кулбеков Р., Тухтаев Ф., Рамазанов Л., Темиров Х. и других.

Однако в обвинительном заключении не указано, каким образом дистанционно могла осуществляться такая деятельность в период с 2000 по 2003 годы. В то время доступ к Интернету был еще хуже, чем сейчас. И какое отношение ко всему этому имеет понятие «сепаратизм»? Неужели следователи употребляют этот термин, не имея понятия о сепаратизме?

По этому уголовному делу также проходят лица уже отбывающие наказание в местах лишения свободы, а именно Чориев Ихтиёр, Нуруллаев Бахадыр, Туйчиев Дильшод, Вохидов Лазиз, Абдулаев Анвар, Турсунов Хайрулло, Жумаев Акбар, Одилов Хасан, Бозоров Сухроб, Холёров Азамат ( псевданим – Абдурахмон). По материалам уголовного дела, показания против правозащитника Гайбулло Жалилова дал заключенный Уткур Содыков, который был знаком с Холёровым Азаматом. По этой цепочке следствием выстроена преступная связь. Никаких доказательств того, что эти отношения были связаны с преступными действиями, в обвинительном заключении нет. Сведения о личностях вышеназванных заключенных в материалах уголовного дела тоже отсутствуют. В этой связи возникает опасение, что под угрозой получить новые сроки лишения свободы оказываются все, у кого имена совпадают с перечисленными выше. В Узбекистане очень много людей с совпадающими именами и фамилиями. Практика назначения дополнительных сроков лишения свободы по тяжким преступлениям уже отбывающим наказания в местах лишения свободы получила широкое применение.

Методы доказывания вины и соблюдение прав обвиняемых

Адвокатская защита Все обвиняемые, кроме Гайбулло Жалилова, имеют государственных адвокатов. Доступ к подзащитному Гайбулло Жалилову адвокат Муножат Парпиева получила не сразу. О начале суда ее не оповестили, она узнала об этом из новостей в Интернете. Суд попытался игнорировать участие адвоката Парпиевой на первых двух заседаниях, навязывая ее подзащитному государственного адвоката. В настоящее время она участвует в процессе и отстаивает интересы заключенного Гайбулло Жалилова.

Пытки и другие запрещенные виды обращения На второй день после задержания Гайбулло Жалилов порезал себе вены костью, размер раны 3-4 см. Порез был не глубокий. Когда адвокат Муножат Парпиева увидела заживающую рану на теле Г.Жалилова, она сразу же стала просить его сделать заявление в прокуратуру о том, что следователи оказывают на него психологическое давление. По ее словам, Г.Жалилов находился в глубокой депрессии, был психологически подавлен и отказался от жалобы. Он не видел смысла в попытках спастись. Спустя некоторое время, он признался адвокату, что на него не оказывалось физического воздействия, но с ним обращаются крайне грубо, унижали его человеческое достоинство и, доводя до состояния истерии, принуждали давать показания против близких. После этого, играя на его чувстве вины перед родными, внушали ему, что защищаться не имеет смысла. Г.Жалилов пребывает в ужасе от того, что конвейер расправы с неугодными видоизменяется, но не сбавляет темпы. Сведения об обращении с другими подсудимыми Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» не доступны.

Право на медицинскую помощь Гайбулло Жалилов чувствует себя крайне слабо и выглядит изможденным. Ему еще во время службы в армии удалили одно легкое, и в последнее время у него обострилась болезнь почек. Родные во время свидания отметили изнуренный вид и подавленное состояние Г.Жалилова, которое он испытывает от постоянной боли. Все попытки адвоката и родных добиться медицинской помощи для Г.Жалилова до сих пор игнорируются.

Доказательства Все доказательства обвинения построены на утверждениях, которые шокируют, но не являются логичными. Все свидетельства лиц по этому уголовному делу в точности подтверждают версию обвинения. Не исключено, что показания добывались под принуждением, поскольку этим лицам никто не разъяснял их права и на допросах не присутствовал их адвокат.

Все попытки Гайбулло Жалилова объяснить, что ему приписывают незаконные действия, которые он физически не мог совершить в Узбекистане, так как на тот период, в 2007-2008 годах, жил в России, остаются тщетными. Действительно, Жалилов работал в России и не имел нормальной связи даже с родными. Более того, в то время он был поглощен личными бытовыми и социальными проблемами, поэтому был не в состоянии влиять на деятельность кого бы то ни было. Именно по состоянию здоровья он был вынужден вернуться из России в Узбекистан. В тот период он был не в состоянии заниматься даже правозащитной деятельностью, так как болел и нуждался в лечении.

Свидания заключенных с родными Лишь 6 ноября 2009 года, в первый раз после ареста, состоялось свидание Гайбулло Жалилова с родными в г. Бешкенте, в здании Каршинского районного отделения внутренних дел. Во время этой встречи присутствовали трое сотрудников спецслужб. Остальные обвиняемые также только один раз встречались с родными в названный период.

* * *

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обеспокоена тем, что в Узбекистане набирает обороты практика групповых судебных процессов. Данное уголовное дело №1210 является ярким примером существующего беззакония в стране.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обращает внимание к судьбе подсудимых по уголовному делу №1210 от 26 августа 2009 Верховного Комиссара ООН по правам человека, Специального докладчика ООН по свободе слова и убеждений и другие международные организации.